Иван Миронов (ivan_mironov) wrote,
Иван Миронов
ivan_mironov

Categories:

ИВАН МИРОНОВ. ПОЧЕМУ СУВОРОВ, БЛОК И ШЕВЧУК ОПАСНЕЕ ГЕРОИНА?

Всем известно, что существуют широко используемые в медицине наркотические вещества, оборот которых строго ограничен. При этом ампула морфия, неучтенно оказавшаяся в кармане врача, может обернуться ему ближайшими пятью годами свежего воздуха в компании с угрюмыми соседями по бараку.

Но мало кто знает, что сегодня подобными роковыми ампулами и таблетками стало русское печатное слово.

С лекарствами все достаточно прозрачно: эксперты сначала устанавливают химический состав препарата, затем сравнивают с перечнем запрещенных лекарственных средств и выписывают заключение.
Представьте несколько иную картину: у вас находят в кармане ношу, отдают ее экспертам, у которых нет ни формул, ни  весов, ни того самого запрещенного списка лекарств, а есть субъективное представление о «наркотических препаратах», собственных вкусовых и обонятельных ощущений. Лизнул, понюхал и выдал экспертное заключение о том, что он убежден, что обнаруженное лекарство — наркотик. И суд на основании подобной «экспертизы» безропотно выписывает срок. Скажете, чепуха, чушь несусветная.
Но именно так обстоит дело с практикой применения ст. 282 УК РФ, когда абсолютно любое словесное выражение или изображение может быть выдано за преступное по личному усмотрению так называемых «экспертов». Как ни парадоксально, но сегодня Россия остро нуждается в публичной официальной цензуре, в цензурных уставах с четким перечнем лингвистических и политических запретов. Мыслепреступления сформировали огромный сегмент в структуре судебных приговоров. Но поскольку какая-либо нормативная регламентация уголовного преследования по пресловутому разжиганию всяческой розни отсутствует, то это влечет за собой дичайший произвол, порой приобретающий в государственных экспертных учреждениях клинические формы.
В качестве примера предлагаю разобрать комплексную психолого-лингвистическую экспертизу на статьи, авторство которых приписывают фигурантам общественного движения «Атака» Станислава Митяева, Сергея Суханова, Владимира Шведова и др.
Экспертное заключение выполнено двумя небезызвестными дамами, разоблачившими десятки мыслепреступлений по всей стране, начотделом психологических исследований ГБУ г. Москвы «МИЦ» Оксаной Гуриной и замначотделом лингвистических исследований ГБУ г. Москвы «МИЦ» Антониной Левочской. В одну экспертизу они уместили одиннадцать статей, уделив каждой не более половинастраницы. Полстраницы текста – это «исчерпывающее» доказательство совершения одного преступления, а всего одиннадцать эпизодов преступной деятельности. Подобной краткости доказательств не знала ни одна инквизиция, ни одна сталинская «тройка», ни один суд Линча.
За что же, по-мнению Гуриной и Левочской, обвиняемых следует отправить на годы за колючую проволоку?
Здесь надо сразу оговориться, что Фемида будет терзать молодых людей не за высказывания, а за то, как их толкуют ученые дамы. Приведу «преступный» текст и его трактовку экспертами.

1. Автор: «Своим отказом защитить жизненно важные интересы коренного населения Власть толкает людей на крайние меры».
Эксперт Левочская: «Убийство представителя выделенной группы лиц автор статьи объясняет стремлением русских защитить свои национальные интересы».

Эксперт ловко подменяет понятие «крайние меры» на «убийство» и делает вывод: «Тем самым, текст (…) содержит лингвистические признаки возбуждения вражды (ненависти) по отношению к нерусским, приезжим как группе лиц, выделяемой по совокупности национального и социального признаков».
Я еще раз хочу подчеркнуть, что утверждение экспертов «содержит признаки возбуждения вражды» по своим правовым последствиям равносильно фразе «содержит десять граммов героина».
2. Автор: «Ведь лучшая защита – это нападение. С теми кто уважает только силу, надо вести себя соответственно»
Левочская: «В тексте содержится побуждение применять насилие по отношению к представителям выделенной группы».

Вывод аналогичный первому: текст содержит лингвистические признаки вражды.
Возможно, г-жа Левочская не знала, что «лучшая защита – это нападение» — крылатые слова, принадлежащие величайшему полководцу А.В. Суворову, но как бы то ни было, с легкой руки эксперта-лингвиста оно теперь признано криминальным, экстремистским, запрещенным в России. Изъятия из всех учебников истории также требует высказывание Александра Невского: «Кто к нам с мечом придет, от меча и погибнет», ибо Левочская признала преступным выражение «с теми, кто уважает силу, надо вести себя соответственно» — полную смысловую копию слов великого защитника земли Русской.

3. Автор: «Чемодан – вокзал – кишлак – вот их дорога!»
Левочская: «В тексте статьи содержится дискриминационный призыв по отношению к нерусским мигрантам… Данный призыв имеет форму смысловой свертки и предполагает, что представители выделенной группы не имеют права жить в России».

Давайте разберем сей грозный вывод экспертов. Человек, которому в школе преподавали русский язык, прекрасно помнит, что призыв – это обращение, требование или просьба, которые должны иметь конкретного адресата. Например, «Убирайтесь!» или «пошли вон!». Фраза «Чемодан – вокзал – кишлак – вот их дорога!» в силу законов русского языка никак не может быть призывом, поскольку не содержит ни требования, ни просьбы, не побуждает к действию и не обращена к кому-либо. Здесь нет ни дискриминации, ни декларации отказа кому-либо в праве жить в России. Зато налицо фальсификация доказательств, которая имеет крайне опасный прецедент.
Попробуем разобрать при помощи «смысловой свертки» слова из песни Юрия Шевчука «Цыганочка»: «Пьянка – мордобой – острог –русская дорога». Итак, следуя логике эксперта Левочской, данная песня содержит в себе лингвистические признаки возбуждения вражды, ненависти по отношению к русским. Налицо состав преступления по ст. 282 УК РФ. Употребляя терминологию Левочской, это дискриминационный призыв по отношению к русским, поскольку «предполагает», что все они алкоголики, что к ним следует применять насилие, и что их всех надо пересажать. Так что, если в России все равны перед законом, то следует или отпустить фигурантов дела «Атаки» на свободу, или посадить Шевчука и запретить его песни.
4. Автор: «Близится час, когда чужаки будут не только призывать к войне, но и беспощадно грабить и убивать! И это уже происходит! Когда станет еще хуже, думаешь, что сможешь остаться в стороне!? У кого они заберут то, что им надо? У тебя и твоей семьи!»
Левочская: «Указывается, что выделенная группа представляет опасность для русских».
Но по тем же основаниям следует запретить стихи Александра Блока. Вспомните строки из поэмы «Скифы»:
«Идите все, идите на Урал!
Мы очищаем место бою
Стальных машин, где дышит интеграл,
С монгольской дикою ордою!

Но сами мы — отныне — вам — не щит,
Отныне в бой не вступим сами!
Мы поглядим, как смертный бой кипит,
Своими узкими глазами!

Не сдвинемся, когда свирепый Гунн
В карманах трупов будет шарить,
Жечь города, и в церковь гнать табун,
И мясо белых братьев жарить!»

Здесь есть где разгуляться экспертам: Гражданин Блок преступно утверждает, что выделенная группа (гунны – представители азиатских народов) представляют опасность для европейских наций. Так не пришла ли пора жечь русскую поэзию вместе со школьными учебниками по литературе?
Практически во всех своих выводах признаки экстремизма эксперты усматривают в возложении авторами ответственности за преступления на национальные или социальные группы. Данная практика чревата массовыми запретами книг, статей, публичных выступлений, а также тотальным злоупотреблением правом.

Например, по данным ИА «Росбалт» 26 января 2010 г. на встрече с В.В. Путиным главный раввин России Берл Лазар заявил, что «украинцы и прибалты уничтожали евреев».
«То, что было в Прибалтике, то, что было на Украине, — местное население участвовало в ликвидации евреев», — цитирует агентство главного раввина .

Это было сказано первому лицу государства, вызвало у Путина одобрение и поддержку, хотя данные высказывания, с точки зрения эксперта Левочской, абсолютно криминальны и носят экстремистский характер. И получается, что президент публично приветствует мыслепреступления Берл Лазаром, совершенные в его присутствии.
Эстафету эксперта-лингвиста подхватывает эксперт Ольга Гурина, ответственная за психологический анализ материалов.
Преступной г-жа психолог считает фразу: «Открой глаза: уровень преступности ежедневно увеличивается со стороны чужаков». Этот по сути бесспорный факт, не раз транслируемый официальными лицами государства, Гурина расценивает как «конфликт между русскими и кавказцами», где «кавказцы представлены как враждебная группа, представляющая угрозу и опасность для русских». Чем же эти слова находящегося под стражей Станислава Митяева отличаются от заявления генерал-майора юстиции Владимира Маркина, что каждое шестое убийство и каждое третье изнасилование совершается иностранцами?
В тексте обвиняемого по ст. 282 УК Сергея Суханова «В Москве кавказцы избили мотоциклиста битами» психолог Гурина также обнаружила признаки возбуждения вражды и ненависти. Причем эксперт-психолог, забывшись, позволила себе выражение, за которое так упрямо подводила под уголовное преследование фигурантов дела «Атаки». Она написала: «В тексте описывается конкретный случай избиения кавказцами мотоциклиста, который вступился за девушку». Так, ответственность за конкретные преступления эксперт Гурина возложила на всю группу в целом — на кавказцев!
Вывод Гуриной о преступной составляющей данного текста также впечатляет: «Таким образом, в тексте отражен межнациональный конфликт между русскими и кавказцами, текст направлен на формирование враждебного отношения к кавказцам и на сплочение русских!». Под эту криминально-лингвистическую категорию «сплочение русских» полностью попадает тексты «Слова о полку Игореве» и «Повести временных лет», где вместо «кавказцев» присутствуют национальные группы татар и половцев.
Вот этот дикий текст, который почему-то носит название экспертного заключения, должен лечь в основу судебного приговора, обещающего авторам интернет-паблика «Атака» серьезные судебные сроки. При этом в экспертизе отсутствует какой-либо понятийный аппарат, что позволяет Гуриной и Левочской жонглировать выводами, изобретая новые национальные, социальные и религиозные группы типа «кавказцев», «азиатов» и даже «нерусских».
На лингвистических парадоксах, граничащих со слабоумием, зиждется львиная доля доказательной базы по ст. 282 УК. Чего только стоит встречающаяся практически во всех экспертизах против националистов «группа, выделяемая по национальному признаку нерусские». Если есть национальная группа «нерусские», тогда должны существовать такие социальные группы как, например, «неврачи» и «неучителя», а также «небомжи» и «неолигархи».
Но самое чудовищное невежество может иметь силу закона бесконечно, если оно негласное и нерегламентированное.
Сегодня борьба с инакомыслием по сути является борьбой со свободомыслием, приобретая все более гротескные и одновременно людоедские черты. Бороться со злоупотреблением права на этой стезе невозможно, поскольку де-юре бороться не с чем. «Идиотизм экспертов и судов» против «здравого смысла граждан»? Первый еще не приобрел, а второй уже утратил процессуальное значение. Единственное спасение, так это цензура, которая бы четко прописывала языковые формулы, подлежащие запрету. Введите списки запрещенных слов и выражений. Запретите слова «кавказцы» и «азиаты», выражения типа «чемодан-вокзал» и т.д.
Введение цензуры нужно для того, чтобы бороться с цензурой, требовать запрета целиком и оспаривать отдельные ее положения, ибо самая страшная болезнь – это скрытая, от нее невозможно излечится. В противном случае государева серость будет и дальше «на глазок», на свой охранительный вкус и подобострастный нюх превращать политиков, журналистов, писателей и правозащитников в изгоев и преступников.

Источник: http://echo.msk.ru/blog/mironov_i/1600690-echo/
Tags: Дело "Атаки", Иван Миронов, Станислав Митяев, беспредел, националисты, политзаключенные, русский протест, статья 282, экстремизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments